Posted by: burusi | 15/05/2010

Пьер Паоло Пазолини – “Несравненная юность”

Pier Paolo Pasolini

პიერ პაოლო პაზოლინი – Pier Paolo Pasolini (1922 – 1975)

Из книги «Несравненная юность» (1954)

МЕРТВЫЙ РЕБЕНОК

Светлый вечер. В завязи сумерек
прибывает вода. Крестьянка
на сносях уходит с поля.
Я помню тебя, Нарцисс, твой хмурый
лик цвета вечера, когда был разлит
в воздухе звон погребальный.

ДИЛИЙ

Ты видишь, Дилий, льется дождь
по листьям. Лай собачий
стих за стеною зелени.
Ты видишь, паренек, на теле
застыла свежая роса
утраченного времени.

ПЕСНЬ КОЛОКОЛА

Когда в ключах журчащих вечер тонет,
то все в моей стране теряет цвет.
Я вдалеке, я вспоминаю сонный
и грустный треск цикад и лунный свет.
В монастыре далеком глохнет медь: я мертв, и колокол унылый стонет.
И я лечу. Я легче ветерка.
Пришелец, не страшись: я дух любви, вернувшийся домой издалека.

ПЕСНИ МЕРТВОГО

Виньюта укрылась снегом,
и в небесном канале
стоит залитая солнцем Чарнья.
Я вернулся из мрака
мертвых
сегодня, 13 января
MCMXL1V…
И слышу — кричат ребята.

II
Кто еще жив
по санэуанской дороге
за каменными заборами,
стынущими в мерзлом воздухе?

Звонит колокол.
Я ведь — мвртв.

III
Αχ, силуэт хлева
с белой от снега крышей
и солома — по небесному облаку,
крытый сухим камышом
каменный ia6op…
Αχ, нитка света
iiü мешеному полу под навесом…

IV
И я — снаружи,
в снегу.
Внутри Стьефин
кормиг коров,
внутри Стьефин,
живой,
внутри Стьефин,
рубит тростник
на колоде,
внутри Стьефин,
геплый и усталый,
рубит тростник,

внутри Стьефин, живой,
уминает коленом сено!
Слушай, Стьефин, слушай,
сто лет или только миг назад
я был в тебе.
Внутри, не снаружи,
давя коленом,
я чуял колено, сеном дышал.
Сегодня я тут,
Снаружи, а не внутри,
и ни колена не чую,
ни теплоты своего тела.
Сегодня
я должен был больше не быть.

VI
Господи,
он открывает дверь,
ставит топор,
топочет ногами,
усталый, заходит в кухню.
Одиноко снег
под небесным облаком светится.

VII
Господи,
хлопает дверью,
запирается в кухне.
О тело Стьефина,
что ты там делаешь? Еще меньше
осталось жизни.
Я скажу — почему… я вижу,
что стойло пусто, на земле топор,
коленом умято сено —
там, где тебя уже нет.

VIII
Господи,
кто же запел?
Одинокая девушка.
Мгновенье — и все.
Только остался голос в снегу
за колючими изгородями
слепящих садов.

IX
А завтра будут сверкать по откосам
нити снега.
Будут видны Версута, Чазарса, Сан Зуан,
на фоне пустых полей,
на фоне небесных каналов,
под легким солнцем.

чиж
То не кровь я не плоть
тебя, любовь, величали,
чижик пел тебя,
погибая в сети.
То не кровь и не плоть
о тебе, любовь, плакали,
чижик пел навзрыд,
погибая в сети.
То не кровь и не плоть
тебя, любовь, выкликали,
чижик звал тебя,
веселяся в небе.
* *

Что и было в мире у меня, так только —
уши, да глаза, да голова
как солнце, да парадные штаны.

Что и было у меня, так только — уши…
И я слушал — крики чаек,
голоса крестьян и рыбаков, песенки, колокола…
Мне пятнадцать! Двадцать!
Задубевшая одежда, мать как камень: я был одинок. Плясал, смеялся, веселился.

* *

Ты, хозяин, мог не знать, что в мирозданье я был
одинок, с неизменным выходным костюмом.
Ты, хозяин, мог и не подумать,
что я прожил двадцать лет
и двадцать лет был беден.
Ты — хозяин, в Малафесте — все твое,
а у меня нет ничего; только это у меня и было: что ж ты отнял у меня и это?


კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  შეცვლა )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  შეცვლა )

Connecting to %s

კატეგორიები

%d bloggers like this: